Премьера! Ф. Кафка «ПРЕВРАЩЕНИЕ» - 4 ноября на Симоновской сцене!

4 и 5 ноября 2019 года на Симоновской сцене состоится премьера спектакля по повести Франца Кафки «ПРЕВРАЩЕНИЕ».

Режиссёр - Йозуа Резинг. Сценограф - Максим Обрезков. Музыка - Тис Мюнтер. Художник-гример - Ольга Калявина.

В ролях: Анна Дубровская, Владислав Демченко, Василий Цыганцов, Ася Домская, Анастасия Жданова.

Спектакль создан в сотрудничестве с Гёте-Институтом.

«Превращение» (1914) – вероятно, самая знаменитая и самая загадочная новелла Кафки. Ее сюжет можно пересказать одним предложением. Мелкий коммивояжер Грегор Замза неожиданно превращается в отвратительное насекомое; в этом бедственном положении, в предельном одиночестве и глухом непонимании мира он заканчивает свои дни.

Самые проницательные из критиков увидели в «Превращении» современную притчу. Образ насекомого – символ непостижимого в человеческой жизни, который не смогут прояснить никакие конкретные изображения; они только отвлекут мысль.

«Превращение» сразу же стало занимать мысли режиссеров и артистов. Недаром во второй половине XX века и в наши дни то и дело появляются на театральных и киноафишах все новые и новые версии этой, вероятно, самой загадочной философской притчи современности.

Из беседы с режиссером Йозуа Рёсингом:

«Я отношусь к «Превращению» Франца Кафки как к чуду. Всякий раз, когда я его перечитываю, я нахожу нечто новое: новые детали, новые связи. Это при том, что я перечитывал его много раз, буквально, водя пальцем от слова к слову! Я то и дело ловлю себя на мысли, когда общаюсь с друзьями, слушаю анекдот и т. д., что я вижу аналогии: как Грегор, как Грегор… Произведение это универсально.

Лично мне нравится просто видеть тот факт, что, став жуком, Грегор Замза не поменялся, как человек. Мне очень нравится и то, что «Превращение» невозможно показать реалистически: Грегор Замза почти на каждой странице явлен по-разному, так что все аспекты образа невозможно обобщить.

«Превращение» не говорит нам, где правда, а где ложь. Кафка дает нам всего одну версию большого и странного события, и эта версия то и дело не совпадает сама с собой. В этом заключается главный конфликт и возможность вывести «Превращение» на сцену: люди так и не могут достичь согласия в том, чтó все-таки произошло и как все было».